Знаменитости Видео знаменитостей Новости Отзывы Рейтинг RSS English
Поиск

Популярные
Каррера, Хосе Мигуэль (Jose Miguel Carrera)Каррера, Хосе Мигуэль (Jose Miguel Carrera)
ТАЛИЯ (Thalia)ТАЛИЯ (Thalia)
КУЛАХМЕТОВ Гафур Юнусович
ИСКАНДЕР Фазиль Абдулович
ЯРОСЛАВ ВЛАДИМИРОВИЧ Осмомысл
ещё персоны......
Новости
Конструктор сайтов
Бесплатный хостинг
Бесплатно скачать MP3
Библиотека
Всего персон: 23863





Все персоны
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

Браун Ева

(Любовница Гитлера)

Комментарии для Браун Ева
Биография Браун Ева
загрузка...
фото Браун Ева
загрузка...
Принято считать, что она была примитивна. Не то чтобы ослепительно красива, но мила, учтива и знала свое место. Банальная внешность, банальное имя. Известна фраза ее любовника, с которым она прожила почти половину из отмеренных ей судьбой 33 лет: "У мужчины с высоким интеллектом должна быть примитивная и глупая женщина". Но эти слова относились к ее предшественнице...
В первых числах апреля Ева узнала, что фюрер перебралсяиз рейхсканцелярии в бункер. Она села за руль своего белого "мерседеса-кабриолета" и отправилась к берегу Хинтерзее. Верхушки елей на склонах окрестных гор уже проросли свежей зеленью, на берега озера вернулась жизнь: над ее головой с веткой в клюве беззвучно и невозмутимо парил аист. Уезжать ужасно не хотелось, но решение уже принято...
Она провела в альпийской резиденции фюрера всю войну и четыре года до войны, редко выезжая дальше Мюнхена и Зальцбурга. Всякий раз, когда в Бергхофе ждали хозяина, ее сердце наполнялось тревогой: Гитлер был непредсказуем, и Ева никогда не знала, с какой из его личин ей предстоит столкнуться при очередной встрече.
...И все же, готовая к чему угодно, она не ожидала, что ее появление в бункере произведет на его обитателей столь сокрушительный эффект. Для них это был знак конца. "Да ведь это фараонова гробница!" - догадалась она, явственно ощущая, как могильный холод наполняет душу безысходностью. Рада ей была лишь собака Блонди, изнывавшая от тесноты и недостатка внимания.
Гитлер просил ее уехать из обреченного Берлина в Мюнхен, но, пожалуй, не очень настойчиво. Когда она просто и кратко сказала, что останется рядом с ним при любых обстоятельствах, он лишь склонил голову, давая понять, что принимает трудное решение.
После альпийского шале было жутко оказаться в сотрясаемом взрывами железобетонном мешке. Можно представить, как нестерпима эта ограниченность пространства для фюрера с его архитектурной гигантоманией. Какая-то последняя, окончательная истина угадывалась в том, что для нынешнего убежища Гитлера не нашлось устрашающего названия: не Волчье логово, не Волчья пасть, не Оборотень - просто Фюрербункер. К тому же, как объяснил ей один из офицеров охраны, несмотря на 17-метровый слой грунта, берлинские песчаные почвы - идеальная среда для распространения взрывной волны. Еве отвели комнату во втором, нижнем, этаже, рядом с телефонным узлом и личными апартаментами фюрера.

...Когда они познакомились, ей было всего 18, и она еще ничего не знала о жизни, о мужчинах, не имела никакого опыта кокетства и совершенно не умела подать себя - ни причесаться, ни одеться - девушка из толпы, одно из тысяч юных экзальтированных созданий, охваченных томлением духа и плоти, одна из тех, кто восторженно приветствовал фюрера на митингах и бросал цветы под колеса его автомобиля. Смышленой и любознательной Еве хотелось заняться искусством - кто же тогда в Мюнхене, этом энергетическом центре Европы, рядом с которым померк Париж, не мечтал о карьере художника! Но родители, убежденные, что не с ее талантами зарабатывать на жизнь искусством, пристроили дочку ассистенткой в фотоателье Генриха Гофмана, ярого приверженца национал-социализма. В один из дней он взял ее на съемку предвыборного митинга. Гитлер был полон сил, популярность партии неуклонно росла, публику после митингов приходилось разгонять конной полицией, чтобы освободить проезжую часть. Он владел аудиторией абсолютно, гипнотизируя публику независимо от смысла сказанного, ни на миг не ослабляя хватку. Еву он заворожил колдовскими обертонами голоса. За публичной съемкой последовала частная, затем - интимный обед, завершившийся в постели. Для Евы лишение девственности стало событием огромного значения, для него, как очень скоро выяснилось, - эпизодом. Адольфа окружали женщины не чета Еве: светские львицы, миллионерши, даже кинозвезды... Чтобы привлечь к себе внимание, Ева стала платиновой блондинкой, но на него и это не произвело впечатления.

Гофман объявился в бункере через несколько дней после Евы: придворный фотограф прибыл, чтобы урвать последнее, - запечатлеть агонию рейха. Увидев ящик с аппаратурой, Борман набросился на него с неподдельной яростью, став похожим на злобного хорька: "Что тебе здесь нужно, черт побериN Как ты смел явиться без разрешенияN" Но фюрер принял Гофмана как родного и провел с ним наедине чуть ли не целую ночь. Изнуренный долгой и бессмысленной беседой, Гофман только и мог вымолвить: "Бог мой, это непостижимо..." "Как ГенриеттаN" - спросила Ева. "ЧтоN В порядке... При чем тут ХенниN Я говорю о фюрере... Какая разительная перемена... Это другой человек..." "А я о Генриетте, о Хенни, - подумала Ева, - о твоей милой дочурке, дешевой шлюхе, нимфоманке, которую ты усиленно подкладывал под фюрера".

Ева слышала, что Хенни после смерти матери превратила ее добропорядочный дом в притон и что Гитлер бывал там до тех пор, пока, от природы болтливая, она не принялась рассказывать кому попало о своем романе с восходящей звездой немецкой политики. Так или иначе, но вскоре Гофман получил эксклюзивные права на фотосъемку Гитлера и нажил на этом баснословное состояние, а его дочь превратилась в Генриетту фон Ширах, хотя будущий гауляйтер Вены имел репутацию гомосексуалиста.

"Ты никогда не знал его по-настоящему, - сказала Ева. - Тебе не с чем сравнивать". Гофман не стал спорить: "Адольф просил узнать, не согласишься ли ты вернуться со мной в МюнхенN" Завыла сирена воздушной тревоги, избавив Еву от необходимости отвечать. Затравленно озираясь, Гофман подхватил саквояж и поспешил вверх по лестнице, прочь из бункера. Через несколько месяцев после войны он окажется в руках советской разведки и передаст ей свой фотоархив.

...Девять лет она оставалась на вторых ролях. Самой опасной соперницей была племянница Гитлера Гели Раубаль. Он пылал к ней подлинной страстью и ревновал безумно. Ева и не мечтала занять ее место. Но в сентябре 1931-го Гели нашли с огнестрельной раной в груди в их мюнхенской квартире. Гитлер впал в прострацию, друзья даже опасались, что он пустит себе пулю в лоб. Однако три дня спустя в Коричневый дом пришла телеграмма: президент Гинденбург приглашал его на беседу. Судьбоносная встреча вернула Адольфа к жизни.

Бог весть почему он пользовался успехом у почтенных матерей семейств. Фрау Бехштайн подарила ему роскошный концертный рояль. Русская великая княгиня Виктория Федоровна, урожденная герцогиня Саксен-Кобург-Готская, продавала свои бриллианты и жертвовала вырученные средства в партийную кассу. Обе они считали Гитлера настоящим венцем.

Смерть Гели нисколько не укрепила положение Евы. Она сопровождала его кортеж в машине секретарш, но никогда не появлялась рядом с ним на публике. А уж после того как Гитлер стал канцлером, он почти переступил грань приличия, расточая неумеренные комплименты каждой представленной ему красотке. Одно время он проявлял интерес к жене Роберта Лея - Инге. Зная слабость фюрера, Лей одевал Ингу в глубоко декольтированные платья с разрезами и развлекал гостей, демонстрируя портрет обнаженной супруги. При этом "оригинал" находился в той же комнате. Можно только догадываться, какой ад творился в ее душе - в итоге бедняжка выбросилась из окна.

Соратники мечтали пристроить поближе к Гитлеру другую дамочку, более покладистую. Особенно неутомим был Геббельс, то и дело знакомивший фюрера с породистыми блондинками - обладательницами пышных бюстов и крепких задниц: знал, подлец, вкусы хозяина. Однако знал не все... Сам он без устали пасся в том же "коровнике" - на киностудии, жадно наверстывая любовные неудачи юношеских лет. В конце концов он затеял роман с актрисой Лидой Бааровой. Мало ему ариек! Фюрер был вне себя от гнева, узнав, что министр пропаганды снюхался с расово неполноценной чешкой, да еще и ввел ее в дом, предложив жене брак втроем. Уже немолодая Магда от безысходности согласилась, но скоро убедилась, что это выше ее сил: парочка даже при гостях изображала воркующих голубков. Весь сексуальный задор после разговора с фюрером у Геббельса мигом отшибло: он превратился в сурового аскета, всецело поглощенного борьбой за интересы рейха.
Ева усмехнулась: "Бедный, глупый, похотливый хромой карлик! Ты до сих пор думаешь, что это Магда пожаловалась фюреруN"
Шашни Геббельса дорого обошлись евреям: именно он, дабы доказать фюреру свое рвение, устроил вскоре то, что сам же красиво назвал "Хрустальной ночью".
Она перечитывала свой дневник, заново упиваясь обидами.
"II марта 1935 г. Я хочу только одного - тяжело заболеть, чтобы не видеть его хотя бы неделю. Почему со мной ничего не случитсяN Зачем мне все этоN Если бы я его никогда не встречала! Я в отчаянии. Снова покупаю снотворные порошки, чтобы забыться. Иногда я жалею, что не связалась с дьяволом..."

"...Три часа ждала перед входом в Карлтон, чтобы увидеть, как он принес цветы и повел ее обедать..."

Кого же этоN Теперь, спустя 10 лет, она не могла вспомнить. Лени Рифеншталь, Ольга Чехова, Ренате МюллерN Какая теперь разницаN..

"28 мая. Я только что отправила ему письмо. Если не получу ответа сегодня к десяти вечера, просто приму мои двадцать пять таблеток и... незаметно засну".

"Господи, я боюсь, что он не ответит сегодня. Может быть, я не должна была ему писатьN Как бы то ни было, неизвестность страшнее, чем внезапный конец. Я решила принять тридцать пять таблеток. Теперь уж наверняка. Если бы он хоть попросил кого-нибудь мне позвонить..."

Это была уже вторая попытка самоубийства. На восьмом году их знакомства родители наконец спохватились и велели дочери потребовать от Гитлера назначить точную дату помолвки. Еве уже 26, она чувствует признаки свойственной всем баваркам склонности к полноте и садится на диету, но требовать ничего не может: он занят подготовкой оккупации Австрии и говорит, что прежде должен завершить свою миссию. Подразумевалось, что они поженятся после войны. Он был ее первым мужчиной, она - правоверной католичкой.

В 1936 году уютный домик в Оберзальцберге, где они с малым числом приближенных проводили уик-энды, наслаждаясь относительным уединением, заменило выстроенное по соседству поместье Бергхоф. Ева переехала туда, и ее уединение стало полным. Она превратилась в заядлую спортсменку - скалолазку, пловчиху и лыжницу, научилась по всем правилам печь венский яблочный штрудель (с тех пор как фюрер стал вегетарианцем, он поглощал невероятное количество сладостей), коротала время за чтением детективов и страстно любимых Гитлером индейских романов Карла Мая, отродясь не видевшего ни одного индейца. В хорошем расположении духа она нередко называла себя "матерью нации".

С прибытием Гитлера в Бергхофе начиналась полоса иллюзорного существования. Вторая половина дня и большая часть ночи были наполнены невыразимой скукой. За обедом Гитлер произносил длиннейшие монологи на любую тему, стоило ему лишь зацепиться за какую-нибудь реплику одного из присутствующих. То же самое повторялось в чайном домике, куда общество направлялось сразу после обеда. Вернувшись на виллу, хозяин лишь на пару часов уединялся в своих личных апартаментах наверху, затем выходил к ужину. Адъютанты, референты и секретарши продолжали обреченно внимать пространным, не раз уже слышанным рассуждениям. После ужина на стенах гостиной поднимались гобелены, закрывающие кинопроектор и экран. Сеанс начинался свежим выпуском военной хроники, за ним следовали две игровые картины, чаще всего костюмные или музыкальные с большим количеством голых ног. Зажигался свет, но Гитлер и не думал прощаться. Посиделки продолжались в новой мизансцене: хозяин безмолвно глядел на горящий камин, а остальные вполголоса, дабы не нарушать его размышлений, обменивались ничего не значащими фразами. Бдение длилось до тех пор, пока Ева не просила ее отпустить. Через четверть часа желал всем спокойной ночи и Гитлер. Разбредаясь под утро, свита валилась с ног от безделья. Назавтра все повторялось.

...Осенью 1937 года в Бергхофе принимали герцога и герцогиню Виндзорских, но Еве с ее двусмысленным статусом, как всегда в подобных случаях, не было позволено присоединиться к обществу. Неужели фюрер полагал, что ее присутствие шокирует Эдуарда, отрекшегося от престола ради любви к дважды разведенной американкеN Она страстно хотела увидеть женщину, которую не удовлетворила роль фаворитки короля. Господи, да любая из ее предшественниц была бы безмерно счастлива! Но Уоллис Симпсон пошла до конца, заставив Эдуарда VIII выбирать между собой и Британской империей.

Ева увидела Виндзоров мельком. Уоллис, без сомнения, знала, кто перед ней. Женщины обменялись долгими взглядами. Евин спрашивал: "Как тебе это удалосьN" Взгляд герцогини отвечал: "Но ведь и тебе тоже..." "Еще нет", - молча возразила Ева.
"His girlfriend", - услышала она реплику Уоллис, обращенную к мужу.
...Проблема расовой чистоты не переставала тревожить фюрера. Он с крайней неохотой давал разрешения на брак с иностранками. Уроженки Северной Европы были признаны расово полноценными, и все же смутные сомнения терзали Гитлера. Он внимательнейшим образом разглядывал фотографии молодых голландок и норвежек, приложенные к офицерским прошениям, и всякий раз находил, что невесты ухудшат породу. Он горячо одобрил приказ Гиммлера, который поощрял в рядах СС внебрачные связи, коль скоро они способствуют сохранению и улучшению германской расы. В охранный полк "Адольф Гитлер" зачислялись солдаты ростом не менее 180 - отборный селекционный материал. Вот поэтому, постановил фюрер, туда, где население не отличается чистотой крови, нужно посылать элитные войска. Он впал в раж - отныне война и любовь неразрывно связаны друг с другом. Если немец, будучи солдатом, готов беспрекословно умереть, то пусть же ничто не стесняет ему свободы любить!

"О Господи! - думала Ева. - Кровь. Они всегда говорят о крови". Охранники в Бергхофе были и впрямь как на подбор. Самцы-производители. Проблема лишь в том, что в лейб-штандарте служили исключительно гомосексуалисты.

О жизни фюрера в Берлине она знала только понаслышке, краем уха улавливая отголоски сплетен. Рейхсканцелярию регулярно посещали дамы. Кроме того, фюрер встречался с ними на официальных приемах. Насколько близкое знакомство водил он с каждой из нихN

При первой встрече с Ольгой Чеховой он долго не отпускал ее, осыпая комплиментами за роль польской партизанки в фильме "Пылающая граница". Потом вспомнил старую, еще немую картину "Мулен Руж" (фюрер всегда был неравнодушен к канкану), где полуобнаженная Чехова исполняла номер с питоном. Ольга рассказала ему, что питоны безошибочно определяют пол человека - она долго работала с самцом, но он вдруг полинял, и Ольге принесли питониху, которая сразу же невзлюбила актрису. Дрессировщице, которая пыталась приучить ее к женскому телу, она сломала ключицу. Когда началась съемка, Чехова умирала от страха; камера была выключена за долю секунды до того, как питониха стала сжимать кольца. Гитлера история заинтересовала чрезвычайно. "Вы просто не осознали угрозу, исходящую от самца, - сказал он. - Ведь он обнажился для лучшего контакта с вами. А самка, конечно, приревновала".

Его последняя пассия, англичанка Юнити Митфорд, называвшая себя Валькирией, не в силах смириться с объявлением войны, выстрелила себе в голову в Английском саду Мюнхена в сентябре 1939-го и на носилках отправилась восвояси. В декабре того же года Еве отвели две комнаты в служебной квартире канцлера на Вильгельмштрассе.

...Особенно рьяно за идею эвакуации в Альпийскую крепость цеплялся Борман: "Ему уже давно пора перебраться в Южную Германию и руководить оттуда обороной рейха... Пока это еще возможно... Я очень прошу вас уговорить его покинуть Берлин..." В ответ она так взглянула на Бормана, что он оцепенел, тотчас поняв, что рассчитывать не на что: если не фюрер, то Ева уже переступила черту - она и явилась в бункер затем, чтобы не дать вывезти фюрера в Альпы.
День рождения Гитлера отмечали более чем скромно. В саду рейхсканцелярии выстроились подростки в солдатской форме - отличившиеся в боях за Берлин бойцы гитлерюгенда. Фюрер впервые за последние недели выбрался на поверхность. Он ласково потрепал по щеке мальчика в каске и обратился к новоиспеченным кавалерам Железного креста с высокопарной речью. Однако вышел конфуз: фюрер потерял нить рассуждения, силы его вдруг разом иссякли, и он поспешно скрылся в подземелье - теперь уже навсегда, оставив молодежь рейха без напутствия.
Через несколько дней бомбы союзников обратили Бергхоф в руины...
Наконец наступила минута, когда фюрер сказал, что пора выбрать между ядом и пулей: русские в двух шагах от канцелярии, надежды нет. Но сначала они должны сделать то, что собирались сделать только после войны. Он прикрыл глаза, подумал и сказал, что объявит их мужем и женой своей властью - в конце концов он еще глава рейха. Но она настояла, чтобы брак совершился по обычной процедуре, как полагается.
"Фройляйн Браун..." - обратилась к ней горничная, когда она после церемонии вернулась к себе. "Можете называть меня фрау Гитлер", - поправила Ева. Теперь она была полностью готова к уходу из жизни и ждала лишь фюрера, который удалился в кабинет, чтобы продиктовать завещание...




загрузка...
Комментарии пользователей
Написать комментарий
Написать комментарий
Ссылки по теме:
БРАЙН Браун(Bryan Brown)
БРАЙН Браун(Bryan Brown)
БРАУН Ева (Braun)
БРАУН Отто (Braun)

Погода, Новости, загрузка...
Новости по темеБраун Ева:
Браун Ева, фото, биография
Браун Ева, фото, биография Браун Ева Любовница Гитлера, фото, биография
RIN.ru - Российская Информационная Сеть
СМИ

ЗВЕЗДНАЯ ЖИЗНЬ

Политика

Театр

Герои

Искусство

Музыка

Спорт

Бизнес

Кино

Фотомодели

Исторические личности

Наука

Общество

Монеты

Литература


 

 

 

 
Copyright © RIN 2002 - * Обратная связь