Знаменитости Видео знаменитостей Новости Отзывы Рейтинг RSS English
Поиск

Популярные
АДАМЬЯН Петрос
ВИНСЕНТ Д`Онофрио (Vincent Phillip D`Onofrio)ВИНСЕНТ Д`Онофрио (Vincent Phillip D`Onofrio)
Владимир ТиссенВладимир Тиссен
Чулков Михаил Дмитриевич
САБА Ванесса (Vanessa Saba)САБА Ванесса (Vanessa Saba)
ещё персоны......
Новости
Конструктор сайтов
Бесплатный хостинг
Бесплатно скачать MP3
Библиотека
Всего персон: 23927





Все персоны
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

ТРЕДИАКОВСКИЙ Василий Кириллович

(Поэт, просветитель.)

Комментарии для ТРЕДИАКОВСКИЙ Василий Кириллович
Биография ТРЕДИАКОВСКИЙ Василий Кириллович
загрузка...
фото ТРЕДИАКОВСКИЙ Василий Кириллович
загрузка...
(1703-1769)
В середине XIX века некий расcеянный чиновник, а именно гончаровский Обломов, будто бы 'отправил однажды какую-то нужную бумагу вместо Астрахани в Архангельск': ошибся. И впрямь, нетрудно перепутать созвучные, оба на 'А', названия этих городов-антиподов - атиподов в том смысле, что один из них расположен на северной, а другой - на южной окраине Российского государства. 'Архангельский мужик' Ломоносов и астраханский попович (родился в семье священника) Тредиаковский - эти два человека делали одно общее огромное дело в нашей словесности, а между тем психологически были совершенно несовместимы. Неразделимы, но и неодолимо разобщены. Как в диалектике: единство и борьба противоположностей.

Один старше другого без малого на девять лет и потому ко многим начинаниям подоспел раньше своего могучего соперника. Закончив астраханское духовное училище, где преподавали монахи-католики на латинском языке, и не желая вопреки воле отца стать духовным лицом, Тредиаковский в 1723 году сбежал в Москву и поступил в Славяно-греко-латинскую академию - ту самую, куда несколькими годами позже будет принят тоже сбежавший от отца Ломоносов. Изучал преимущественно риторику и славянскую грамматику. За выдающиеся успехи отправлен в Петербург, в Академию наук, но, видно, и этого ему, алчущему обрести европейскую образованность, было мало, и в 1726 году состоялся второй побег - за границу, сначала в Голландию, затем пешее паломничество в Париж слушать лекции в Сорбонне (учеба в Петербургской Академии наук и скитания на чужбине ожидают в свое время и Ломоносова).

Стихи Тредиаковский начал писать еще в России. Среди них особо нужно отметить 'Песенку, которую я сочинил, еще будучи в московских школах, на мой выезд в чужие края'. Это песенка о весне, и в ней есть такие выразительные строки (в окружении не менее выразительных):

Поют птички
Со синички,
Хвостом машут и лисички.


Через 30 (!) лет Ломоносов сердито и язвительно писал, что изжогою страдают все те, кому приходится 'читать твои синички' и 'вонючие лисички'. Но напрасно он бранился: песенка пользовалась успехом. Ее не только читали, но и пели, причем мелодия была удивительно красивой (ноты сохранились и воспроизведены в 'Избранных произведениях' Тредиаковского). Ее привечали горожане и грамотные крестьяне, низшее духовенство и молодые офицеры, купцы и ремесленники. Все это не расценишь иначе, как подлинное признание. За границей Тредиаковский в совершенстве овладел французским, что дало ему возможность впоследствии много заниматься переводами, а стихи умел писать не только на русском, но и на французском языке. 'Брег Сенский' (берег Сены в Париже) стал для него 'драгим', однако Россия не забывалась, манила к себе издали:

Начну на флейте стихи печальны,
зря на Россию чрез страны дальны...
Сто мне языков надобно б было
прославить все то, что в тебе мило.


На родину он вернулся в 1730 году, отлично аттестованный профессорами Сорбонны, полный творческих планов и уже начавший работу над крупным произведением, которое быстро завершил и тогда же издал: 'Езда в остров любви'. Это перевод французского романа (автор - П.Тальман) с вставками собственных стихов Тредиаковского. Новизна книги заключалась в ее галантно-эротической тональности, вовсе не характерной для русской литературы с ее тогдашним аскетическим целомудрием. Культуру амурных переживаний и томлений по западному образцу у нас предстояло еще разрабатывать - Тредиаковский, как во многих других начинаниях, был и здесь первым. Стиль его кажется весьма неуклюжим, но это не бросалось в глаза - никаких эталонов изящества тогда не знали. К тому же -почему бы эротике не быть косноязычной?

Вот, например, распаленный ревнивец подсматривает за тем, как дама сердца изменяет ему с другим:

Там сей любовник, могл ей который
угодить,
Счастию небо чиня все зависно,
В жаре любовном целовал ю присно,
А неверна ему все попускала чинить!

Вся кипящая похоть в лице его зрилась,
Как угль горящий, все оно краснело.
Руки ей давил, щупал и все тело.
А неверна о всем том весьма
веселилась!

Я хотел там убиться, известно вам буди!
Вся она была тогда в его воли,
Чинил как хотел он с ней се ли, то ли;
А неверна, как и мне, открыла
все груди.


При всем том Тредиаковский - азартный ревнитель чистоты русского языка, должного быть свободным, по его мнению, от излишеств 'глубокословныя славенщизны', то есть от церковнославянского наследия. Это его любимая идея, воплотит же ее по-настоящему не он сам, а тот же Ломоносов, будущий автор 'Российской грамматики' (до тех пор писались Грамматики славяно-русского, то есть церковнославянского языка). Та же закономерность: старшего догнал и перегнал младший.

Это касается и вопроса о стиховых формах. Тредиаковскому выпала честь начать такое дело, которое оказалось самым значительным в истории отечественной литературы XVIII века. Речь идет о великой реформе русского стихосложения. До него, а сперва и при нем оно было силлабическим, то есть соблюдающим заданное количество слогов в стихотворной строке и рифму, но допускающим беспорядок в расположении ударных слогов относительно безударных. В результате получались вирши, которые после этой самой реформы подавляющим большинством любителей поэзии были восприняты и воспринимаются как ритмически нескладные. Стихи из 'Езды в остров любви' - тому пример, и Тредиаковскому хватило чутья, чтобы понять это. Понятно было и то, что дело здесь вовсе не в его личной стихотворческой, допустим, неумелости: как говорится, 'виновата система', а не отдельный человек. Даже такой крупный мастер-силлабист, как князь Антиох Кантемир, - и тот может показаться несостоятельным стихотворцем, а ритмы его - спотыкающимися:

Уме недозрелый, плод недолгой науки!
Покойся, не понуждай к перу мои
руки...


Так вот, Тредиаковский предложил переделать первую из приведенных кантемировских строк таким образом:

Ум толь слабый, плод трудов //
краткия науки!


А это уже не силлабика, а силлаботоника, настоящий хорей, метрически все равно что 'Колокольчики мои, // Цветики степные!' или 'На горе стоит ольха, // Под горою вишня', надо лишь и дальше соблюдать соответствующий размер. Открытие? Огромное! Переход к принципиально иной, более совершенной системе стихосложения. Тредиаковский обосновал свою замечательную идею в трактате 'Новый и краткий способ к сложению российских стихов с определениями до сего надлежащих званий', опубликованном в 1735 году.

Самым восприимчивым и заинтересованным читателем трактата оказался, конечно, Ломоносов. Отправляясь в Германию, он взял с собою экземпляр этого сочинения, штудировал его и... решил сам, как бы независимо от Тредиаковского, как если бы собственным умом до этого дошел, стать реформатором русского стиха. Он составляет 'Письмо о правилах российского стихотворства', в котором не только не ссылается на опыт Тредиаковского, но и - не называя его - иронизирует по поводу рифм поэта. Теоретические предложения Ломоносова и иллюстрирующие их стихи блистательны. Если Тредиаковский 'додумался' только до хорея и не пошел дальше, то Ломоносов демонстрирует прекрасные возможности других стихотворных размеров и прежде всего четырехстопного ямба.

Несомненно, он затмил Тредиаковского и оттеснил его в сторону, хотя оба премногим обязаны друг другу. Ломоносов Тредиаковскому - самой идеей силлаботонического стихосложения. Тредиаковский Ломоносову - тем, что по его подсказке заметно расширил свой метрический репертуар, овладел ямбом, гекзаметром.

Жить бы им в ладу! Не получалось, невзлюбили один другого. Взаимные колкости, эпиграммы. А рядом жил и работал третий замечательный поэт - А.П.Сумароков, враждовавший с ними обоими. Тредиаковского он нарек Тресотином или просто Сотином (по-французски, дурак; прозвище оказалось прилипчивым, и Ломоносов охотно называл так своего недруга). Диалог рассерженных поэтов - Сумарокова и Тредиаковского - был таков:

- Ты сова!
- Сам ты нетопырь!
- Скотина!
- Сам свинья!

Но это не самое огорчительное. Это, по-своему, даже забавно. Хуже и тяжелее другое - те унижения и побои, которые претерпевал Тредиаковский от сильных мира сего и их приспешников. Особенно гадкий случай произошел в 1740 году. На льду Невы воздвигнут небывалый дворец - знаменитый Ледяной дом, красочно описанный одноименном историческом романе И.И.Лажечникова. Там должна праздноваться потешная свадьба придворных шута и шутихи, предстоит пышное увеселение (см. очерк 'Забавная свадьба' в Ледяном доме'). Являются к Тредиаковскому, которому решено заказать приветственные стихи новобрачным, везут в кабинет вельможи Артемия Волынского - распорядителя готовящегося торжества. Поэт, не сразу уразумевший, что от него собственно требуется, дерзнул высказать свое недоумение и недовольство, за что был жестоко избит Волынским и подчиненным ему офицером. Били по лицу и палками по спине - с особым озверением, поняв, что Тредиаковский хочет пожаловаться на своих обидчиков всесильному Бирону, фавориту императрицы Анны. Пришлось-таки сочинять требуемые стихи. На свадьбе в Ледяном доме их читал сам автор, облаченный в маскарадное платье и в маске:

Здравствуйте женившись дурак и дура...

А после избиение повторилось. Тредиаковский не надеялся выжить. Спина и бока почернели, лицо распухло. Лежа дома, он писал завещание, в котором свои книги оставлял академической библиотеке.

Грубый произвол властей Тредиаковскому пришлось испытать и до и после этого кошмарного случая. В отличие от Ломоносова, он не обладал богатырским телосложением, и с ним не считались, над ним позволено было издеваться. Разительно несоответствие между высокой его значительностью в истории отечественной культуры и унизительностью его положения в обществе. Казалось бы: придворный поэт, крупнейший ученый (в конечном счете, академик), добропорядочный гражданин и семьянин (жена, сын Лев) заслуживал бы неизмеримо большего уважения к себе. Впрочем, что такое придворный поэт при Анне?

Преподнося хвалебную оду императрице, должен на коленях ползти от самого входа в тронную залу к подножию престола. Быть придворным поэтом едва ли лучше, чем шутом, и в репутации Тредиаковского есть этот штрих: шут, дурак (плюс к тому скучнейший ученый педант и совершенно бездарный стихотворец).

В том же 1740 году казнен Волынский. Сомнительная радость для Тредиаковского: в историю его истязатель входит как мученик, боровшийся с засильем немцев в нашем правлении, с бироновщиной, и сложивший светлую голову за свои патриотические убеждения. В том же году испустила дух 'императрикс' (так по-латыни величал государыню Тредиаковский) Анна Иоанновна. Казалось бы, теперь можно вздохнуть свободно. Но легче не становилось. Тредиаковского неотступно преследуют неудачи и бедствия, в том числе и пожар, погубивший значительную часть его библиотеки и неопубликованные рукописи одержимого труженика. Кстати, слово 'труженик' - еще один штрих в его репутации. Неосновательно уверяли, будто еще Петр I, якобы обративший внимание на юношу Тредиаковского, охарактеризовал его так: 'Вечный труженик, но мастер никогда'.

Худо складываются литературные дела. Первые успехи забыты, словно их и не было. Стало привычным считать: если такие-то стихи сочинены Тредиаковским, значит, они прескверные. Оду 'Вешнее Тепло' поэт издал под чужим именем, в названии ее зашифровав свои инициалы: Вешнее Тепло - Василий Тредиаковский. И что же? Стихи всем понравились, имя мнимого автора от них никого не отвращало. Они и должны были понравиться удивительною лепкою образов, щедрою звукописью:

Исшел и пастырь в злачны луги
Из хижин, где был чадный мрак.
Сел каждый близ своей подруги,
Осклабленный склонив к ней зрак.


Главный труд Тредиаковского - монументальная поэма 'Тилемахида'. Это стихотворный перевод прозаического романа французского писателя Ф.Фенелона 'Похождения Телемака'. Поэма написана гекзаметрами ('древня размера Стихом'), в духе гомеровского эпоса, и это уместно, поскольку сюжет античный: Телемак - сын Одиссея. Размер нелегкий, строка длинная, в нее часто попадают слова, в которых при чтении не нужно акцентировать ударный слог, и такие слова поэт соединяет черточками с соседним словом - опорным и ударным. Эти черточки он назвал 'единитными палочками'. Воздвигнутое им здание русского гекзаметра как бы обнесено строительными лесами 'единитных палочек': 'Се вдруг-узрела Она Корабля разбитого доски...'. 'Тилемахида' пришлась читателям не по вкусу, и из поэтов долгое время редко кто решался писать гекзаметром, опасаясь прослыть вторым Тредиаковским (полностью этот размер реабилитирован лишь в XIX веке Н.И.Гнедичем - переводчиком 'Илиады').

Поэма была издана еще при жизни автора, в 1766 году. Императрица Екатерина II отнеслась к ней отрицательно. Придворные, если допускали какую-нибудь оплошность и нарушали этикет, подвергались своеобразному наказанию: должны были прочитать вслух страницу из 'Тилемахиды' или выучить из нее наизусть несколько строк.

Тредиаковскому охотно приписывали нелепые или казавшиеся нелепыми стихи, например, такие: 'Екатерина Великая, о! // Поехала в Царское Село'. Или такую стихотворную загадку: 'Стоит древесно, // К стене примкнуто, // Поет чудесно, // Быв пальцем ткнуто' (разгадка - фортепьяно). На самом-то деле очень милая загадочка! Или такую здравицу императрице: 'Будь здорова, // Как корова, // Плодовита, как свинья, // И богата, как земля'. Все это имело несколько анекдотический оттенок.

Но были у него и почитатели. Реформа русского стиха вошла в историю культуры как реформа Тредиаковского-Ломоносова, то есть первым здесь справедливо назван тот, кем начато это большое дело. Сочувственно и почтительно относился к памяти Тредиаковского А.Н.Радищев, написавший о нем очерк и взявший стих из 'Тилемахиды' (в слегка измененном виде) эпиграфом к своему 'Путешествию из Петербурга в Москву'. А.С.Пушкин журил Лажечникова за то, что тот карикатурно изобразил Тредиаковского в романе 'Ледяной дом'. А.А.Дельвигу нравился стих из 'Тилемахиды' об одиссеевском корабле: 'Бегом волны деля, из-очей ушел и-сокрылся'.

С.П.Шевырев отметил следующие прекрасные строки Тредиаковского, в которых чувствуется высокое поэтическое вдохновение:

Вонми, о небо! и реку,
Земля да слышит уст глаголы;
Как дождь я словом потеку,
И снидут как роса к цветку
Мои вещания на долы...


Это действительно очень красиво. Однако не менее важно понять и почувствовать то, что по-своему великолепны и другие стихи Тредиаковского, вызывающие резко комическое впечатление своей угловатостью и неловкостью. В них обаяние пробы, поиска, филологического эксперимента. Этим славен наш 'трудолюбный филолог', указавший новые пути развития русского стиха.

Я спросил у него, состоит в чем царска державность?
Он отвещал: Царь властен есть во всем над Народом;
Но Законы над ним во всем же властны конечно.


В.К.Тредиаковский. Поэма 'Тилемахида'

Владыки! вам венец и трон
Дает закон, а не природа.
Стоите выше вы народа
Но вечный выше вас закон.


А.С.Пушкин. Ода 'Вольность'


загрузка...
Комментарии пользователей
Написать комментарий
Написать комментарий
Ссылки по теме:
ВАСИЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ
ТУЛУП Василий Семенович
МАСЛАКОВ Василий
МАСЛАКОВ Василий

Новости по темеТРЕДИАКОВСКИЙ Василий Кириллович:
ТРЕДИАКОВСКИЙ Василий Кириллович, фото, биография
ТРЕДИАКОВСКИЙ Василий Кириллович, фото, биография ТРЕДИАКОВСКИЙ Василий Кириллович Поэт, просветитель., фото, биография
RIN.ru - Российская Информационная Сеть
СМИ

Криминал

Мода

ЗВЕЗДНАЯ ЖИЗНЬ

Политика

Театр

Герои

Государство

Искусство

Музыка

Спорт

Бизнес

Культура

Кино

Медицина

Фотомодели

Исторические личности

Наука

Общество

Люди на монетах

Бизнес

Литература

Письмо кумиру!
GUF (Гуф)
Комментариев: 865
АМИРОВ Саид Джапарович
Комментариев: 807
МЕЛЬНИКОВА Даша
Комментариев: 679
СЫЧЕВ Дмитрий
Комментариев: 514
Влад Топалов
Комментариев: 398
ДАФФ Хилари(Hilary Duff)
Комментариев: 385

 

 

 

 
Copyright © RIN 2002 - * Обратная связь