Знаменитости Видео знаменитостей Новости Отзывы Рейтинг RSS English
Поиск

Популярные
ЭЙКРОЙД Дэн
Шутеев Василий Иванович
АБУ-Л-ВАФА
ВАЗИЕВ МахарВАЗИЕВ Махар
ТРАПАНИ Анатолий
ещё персоны......
Новости
Конструктор сайтов
Бесплатный хостинг
Бесплатно скачать MP3
Библиотека
Всего персон: 23928





Все персоны
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

ДЕРЖАВИН Гаврила Романович

(Поэт)

Комментарии для ДЕРЖАВИН Гаврила Романович
Биография ДЕРЖАВИН Гаврила Романович
фото ДЕРЖАВИН Гаврила Романович
Державин - дворянский сын, учился (хотя и не доучился) в казанской гимназии. Но основательного образования не получил и по-настоящему образованным человеком так и не стал. Огромный талант при явно недостаточном знании иностранных языков, мировой истории, философии, искусства, литературы. Первая половина жизни - трудная, полная лишений. Службу начал простым солдатом, в офицеры произведен лишь в 1772 году. Нрава был не тихого, скорее буйного: воин! Попадал в опасные переделки, волочился за женщинами, кропал рифмы, бедствовал, не имея прочного материаяльного достатка, - словом, безалаберный детина.

Годы пугачевского восстания (1773-1775) Державин, командированный в родное Заволжье, провел в походах и боях, много рисковал, едва не попал в плен к самому Пугачеву. В частности, был эпизод, рассказанный с чужих слов А.С.Пушкиным. В одно село стеклось множество народу, намеренного идти к Пугачеву. Приехал Державин с двумя казаками, на него 'начали было наступать', но он 'велел двух повесить, а народу велел принести плетей и всю деревню пересек', убедив собравшихся, что за ним идут три полка.

Но восстание подавлено, и военная карьера Державина заканчивается - начинается статская. Дослужился до очень высоких чинов, стал государственным мужем, хотя пришлось ему изведать и срывы, и монаршие немилости, и злобную зависть могущественных вельмож. Случалось, Державина надолго высылали из Петербурга - управлять то Олонецкой, то Тамбовской губернией. Столь беспокойная жизнь отвлекала поэта от литературных занятий, которые стали для него уже главным делом, и в то же время наполняла впечатлениями бытия, дарила острое ощущение действительности - то, без чего немыслим поэт такого склада, как Державин.

К стихам он пристрастился еще в 1760-е годы, но как подлинно великий поэт заявил о себе лишь к концу 1770-х, в чем словно сказалось вмешательство самой судьбы. В цвете лет умер приятель Державина князь А.И.Мещерский, чья жизнь была озарена беспечным весельем и пиршественными огнями. Видимо, потрясенный этой неожиданной и безвременной смертью, поэт написал оду, которая в окончательном варианте называется 'На смерть князя Мещерского'. В ней идет речь о бренности всего сущего, о его неотвратимой гибели. Неумолимый бой часов возвещает о том, что мы еще на один шаг приблизились к бездне небытия. Пируем, а 'бледна смерть' глядит на нас 'и точит лезвие косы'.


Скользим мы бездны на краю,
В которую стремглав свалимся;
Приемлем с жизнью смерть свою,
На то, чтоб умереть, родимся.
Без жалости все смерть разит:
И звезды ею сокрушатся,
И солнцы ею потушатся,
И всем мирам она грозит.


Стихов такой поразительной силы еще не знала русская поэзия. Всему настанет конец, все тленно и забвенно - эта тема стала сквозной у Державина, вплоть до его предсмертного стихотворения. Но до этого пока далеко, а наш поэт вовсе не собирается останавливаться на только что достигнутом: ищет и находит новые пути.

1780-м годом датируется державинское стихотворение, нареченное в позднейшей редакции 'Властителям и судиям'. Восемьдесят первый псалом библейского царя Давида в переложении Державина прозвучал как грозное обвинение сильных мира сего, неправедных и злых, земных богов, и как заступничество за слабых и угнетенных, бедных и несчастных, сирот и вдов. Властители и судьи не внемлют правдивым словам и не желают знать истину: их 'очеса' покрыты 'мздою'. 'Злодействы землю потрясают, // Неправда зыблет небеса' - порок грандиозен и космичен, поистине вселенского размаха. Дерзко и вызывающе поэт укоряет царей:


Цари! Я мнил, вы боги властны,
Никто над вами не судья,
Но вы, как я подобно, страстны,
И так же смертны, как и я.
И вы подобно так падете,
Как с древ увядший лист падет;
И вы подобно так умрете,
Как ваш последний раб умрет!


У Державина могли быть серьезные неприятности из-за этого стихотворения. Начальству не нравится, когда с ним разговаривают в подобном тоне. Много лет спустя, когда уже отгремела Великая французская революция, эти стихи и подавно читались как политически взрывчатые, проникнутые гражданским и революционным пафосом. Автору приходилось оправдываться: это ведь переложение псалма, а псалмопевец царь Давид не был якобинцем, следовательно, Державин ни в чем не виноват. Как будто верно. Обошлось без нежелательных последствий. Между тем опыт гражданской лирики оказался значимым для поэта (что впоследствии наиболее ярко отразилось в его оде 'Вельможа').

Тем временем выявилось умение Державина и пофилософствовать в стихах. Поэт-мыслитель в оде 'Бог' предлагает глубокую концепцию природы человека, которая есть 'почтенная средина естества' - между телесными тварями и небесными духами, то есть, по-видимому, между животными и ангелами. Человек как бы связывает собою в единое целое две половины мироздания - сферы матерьяльного и духовного. Он и червь и Бог вместе. 'Я телом в прахе истлеваю, // Умом громам повелеваю'. И едва ли возможно решить, что именно Державину как поэту-лирику ближе и дороже - прах земли или небесный свет. Он захвачен натурой, он пейзажист и гастроном ('Шекснинска стерлядь золотая...'), любуется прелестями всего земного, но в любовании этом отчетливо сказывается некое боговдохновенное начало, высокая благородная духовность.

В 1780-е годы поэт довольно часто и с немалым удовольствием вспоминал, что в его жилах течет и татарская кровь (в роду Державиных был знатный предок - мурза Багрим), и это наложило особый отпечаток на его творчество. Не только он сам, уроженец Казани, но и все вокруг словно обрело некий тюркский колорит. Императрица Екатерина II - и та 'Богоподобная царевна // Киргизкайсацкия орды'! Ей покорились и другие 'орды' - от желтовласых финнов до узкоглазых гуннов. Ее вельмож, а также самого себя Державин именует мурзами, как татарскую феодальную знать. Его песни - 'татарски', он 'в татарском упражнялся пеньи' и молился 'великому пророку'. Какому? Наверное, Магомету: уж если мурза, то, стало быть, мусульманин. Эти мотивы из разных стихотворений, посвященных Фелице - богине блаженства, под которой подразумевается государыня Екатерина, в чьем диване (турецкий аналог Сената) заседают паши и визири. Где же сияет ее трон? 'В Багдаде, Смирне, Кашемире?' Того будто бы не ведает и сам сочинитель, хотя сквозь весь этот восточный антураж проглядывает Петербург, струится Нева и вершатся русские дела, в гущу которых попал 'мурза' Державин, оглушенный гулом казанского базара и астраханского происхождения, густо перемешивая их с русской просторечной лексикой и вообще с немыслимой языковой заумью ('Желание зимы').

Впрочем, такой 'тюркизм' поэтического мышления не мешал Державину воспевать русские победы в войнах с турками. Он восславил и осаду Очакова, и взятие Измаила, его восхищали ратные подвиги наших полководцев (того же А.В. Суворова), офицеров и солдат. В этом можно видеть известное противоречие: мечтательный 'мурза', к тому же склонный воображать себя всесильным султаном, - и вдруг радуется тому, что 'лице бледнеет Магомета', и призывает 'агарян стерть', то есть уничтожить турок. Он, как и подобает татарину, благоговейно влюблен в луну (полумесяц - символ мусульманства) и живописал ее в дивных стихах, однако 'сребролунно государство' (Турция) ему ненавистно - и да согнет российский орел своими когтями 'рога лу-ны'! О том же - иными словами: 'орел луну затмил'. Русский дворянин и потомок татарского мурзы соединились в одном лице, и спор между ними своеобразно отозвался в державинской поэзии.

В середине 1790-х годов резко пе-ременилась семейная жизнь Державина. Умерла его жена, еще молодая, с которой он состоял в браке 15 лет, которую очень любил и в стихах называл Пленирою - навсегда пленившею его своей красотой. Этому горестному событию он посвятил стихотворение 'На смерть Катерины Яковлевны, 1794 году июля 15 дня приключившую'. Сбивчивый, неклассический и нетрадиционный ритм этих прощальных стихов, навеянных непосредственным переживанием утраты, передает выстраданную смятенность его чувства. И в дальнейшем поэт не забывал свою угасшую супругу и по-прежнему именовал ее Пленирой. Тем не менее в том же году он сделал предложение ее подруге и в начале следующего года женился вторично. Новая избранница получила условно-поэтическое имя Милена -от слова 'милая' (в действительности - Дарья Алексеевна). Брак продолжался до самой смерти Державина, бывшего на целую четверть века старше своей второй жены. На девушек же он заглядывался и в старости. О жизнелюбии и женолюбии позднего Державина полезно помнить, переворачивая следующую страницу его творческой биографии, когда он готовил сборник 'Анакреонтические пес-ни', опубликованный в 1804 году.

Анакреонтику (от имени древнегреческого поэта Анакреон[т]а) часто понимают как поэтический гедонизм, культ чувственных наслаждений: вино и женщины! Это упрощение; Державин смотрел глубже. Для него важно, что пьяница и любовник в данном случае лысый старик, которому недолго осталось жить. Поэтому в пиршественный загул и в любование девичьей красою врываются мотивы старческой немощи и близкой смерти. Скоро похоронят, так тем слаще повеселиться напоследок: сложное чувство, в котором радость неотделима от грусти.

Показательно, что анакреонтические песни Державин начал слагать еще в молодости, а вот сборник их сподобился издать, когда ему стало за шестьдесят: созрел, а вернее состарился наподобие Анакреонта. Другие русские мастера анакреонтики - А.Д. Кантемир, М.В. Ломоносов, Н.А.Львов - до столь преклонного возраста просто не дожили, так что подлинным 'русским Анакреонтом' был лишь Державин. Много огня и страсти в поздней любовной лирике поэта (навеки ранен Купидоном) и вовсе нет мужского самодовольства.

В наступившем XIX столетии помимо анакреонтики Державин создает и другие лирические шедевры. Один из них - 'Лебедь', перекликающийся с еще более знаменитым 'Памятником' ('Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный', 1795) - оба по мотивам сочинений древнеримского поэта Горация - о своем бессмертии в веках, в многонациональном потомстве. В иных стихотворениях 'одомашненный' Державин - столичный житель, который лето обычно проводит в своем новгородском имении Званка; хлебосольный, радушный хозяин, любящий хорошо поесть и угостить друзей, но подчас и бранчливый сосед; в парике (ибо 'гол главой') и кургузом фраке, когда это необходимо, а на лоне природы - в сельской тиши - прост и естествен. Благодаря обилию бытовых подробностей, выразительным пейзажам, натюрмортам и автопортретным зарисовкам Гаврила Романович предстает перед нами как живой. Его грезы о бессмертии не напрасны, такие краски не тускнеют со временем. И в самом деле, чудесна живопись посланий 'Евгению. Жизнь Званская', 'Привратнику'.

Он принимал заметное участие и в литературной борьбе той эпохи. В 1811 году образовано общество 'Беседа любителей русского слова', собравшее литературных староверов, приверженцев классицизма, ломоносовской традиции, противников той новизны, которую вводил Н.М. Карамзин и его сторонники, сентименталисты, предромантики и романтики. Одним из влиятельнейших лидеров общества стал Державин, в чьем доме на набережной Фонтанки проходили заседания 'беседистов'. Им, убежденным архаистам, маститый мэтр казался самым достойным преемником великого одописца Ломоносова, вполне могло нравиться и то, что высокое парение и восторг Державин умеет сочетать с грубой приземленностью.

Сам Державин отнюдь не был нетерпим к литературным оппонентам 'Беседы...', скорее напротив. Он уважал Карамзина, отдавая ему должное, в В.А.Жуковском видел своего преемника, а Пушкина, по выражению последнего, 'в гроб сходя благословил', посетив Царскосельский лицей. Впоследствии Пушкин вспоминал об этом: 'Это было в 1815 году, на публичном экзамене в Лицее. Как узнали мы, что Державин будет к нам, все мы взволновались. Дельвиг вышел на лестницу, чтоб дождаться его и поцеловать ему руку, руку, написавшую 'Водопад'. Он вошел в сени, и Дельвиг услышал, как он спросил у швейцара: где, братец, здесь нужник? Этот прозаический вопрос разочаровал Дельвига, который отменил свое намерение и возвратился в залу... Державин был очень стар. Он был в мундире и плисовых сапогах. Экзамен наш очень его утомил. Он сидел, подперши голову рукою. Лицо его было бессмысленно, глаза мутны, губы отвислы... Он дремал до тех пор, пока не начался экзамен в русской словесности. Тут он оживился, глаза заблистали; он преобразился весь.

Разумеется, читаны были его стихи, разбирались его стихи, поминутно хвалили его стихи. Он слушал с живостью необыкновенной. Наконец вызвали меня. Я прочел мои 'Воспоминания в Царском Селе', стоял в двух шагах от Державина... когда дошел я до стиха, где упоминаю имя Державина, голос мой отроческий зазвенел, а сердце забилось с упоительным восторгом... Не помню, как я кончил свое чтение; не помню куда убежал. Державин был в восхищении; он меня требовал, хотел меня обнять...'

Поистине 'в гроб сходя' - за три дня до смерти - Державин написал свое последнее стихотворение, вернее начал его, но получившаяся строфа воспринимается как законченное це-лое, с редкостной выразительностью высказавшее печальную и издавна вынашивавшуюся поэтом мысль:


Река времен в своем стремленьи
Уносит все дела людей
И топит в пропасти забвенья
Народы, царства и царей.
А если что и остается
Чрез звуки лиры и трубы,
То вечности жерлом пожрется
И общей не уйдет судьбы.


Тут содержится акростих. Читая по вертикали первые буквы строк, получаем: 'Руина чти'. Что такое 'чти'? Возможно древняя форма родительного падежа существительного 'честь', то есть 'руина чести'. А может быть, недосказанное слово с вероятным продолжением (если бы поэт дописал стихотворение): что-нибудь вроде 'руина чтимая сердечно'. Нам никогда этого не узнать. Державин унес свою тайну в могилу.

Он похоронен в Новгороде, на территории кремля. На надгробии перечислены высокие чины и должности вельможного покойника, много достигшего на поприще государственной службы, - и ни слова о том, что он был поэтом (причем в свое время величайшим поэтом России). Да, бывал и губернатором, и сенатором, и министром, и личным секретарем императрицы, и правителем императорского Совета, но все это вместе взятое, конечно, несоизмеримо с непреходящей ценностью его поэтического слова.

Оно громозвучно ('Глагол времен! Металла звон!') и вкусно-многокрасочно ('Багряна ветчина, зелены щи с желтком, // Румяно-желт пирог, сыр белый, раки красны, // Что смоль, янтарь - икра, и с голубым пером // Там щука пестрая: прекрасны!', умеет быть нежным и жестким, веселым и печальным, легким и утяжеленно-громоздким. В нем и упоение жизнью, и философичность, и гражданственность, и многообразие человеческих чувств с их оттенками. Негодует и льстит, красноречие смешивает с косноязычием. Творит многомерный мир с его живой разноголосицей и сумбуром внутренне напряженных противоречий. Демонстрирует небывалое богатство стилистических фигур и стиховых форм. Современные Державину поэты рядом с ним в большинстве своем кажутся несколько пресноватыми.

В русской памяти надолго остались поэтические 'формулы' Державина, ставшие афоризмами и пословицами. Они часто цитируются, вошли в наш речевой обиход: 'Я царь, я раб, я червь, я Бог', 'Отечества и дым нам сладок и приятен', 'Где стол был яств, там гроб стоит', 'Не пью, любезный мой сосед', '...истину царям с улыбкой говорить', 'Осел останется ослом, // Хотя осыпь его звездами; // Где должно действовать умом, // Он только хлопает ушами'. Пушкинская из 'Пира во время чумы' строка 'И бездны мрачной на краю' - перефразировка державинского стиха 'Скользим мы бездны на краю'. Литературные истоки 'Размышлений у парадного подъезда' Н.А.Некрасова обнаруживаются в оде Державина 'Вельможа': обездоленные просители в передней, сладко спящий сибарит-сановник... В цикле 'Думы' у К.Ф.Рылеева есть стихотворение о Державине, который представлен образцом гражданской доблести. Раздавались и скептические голоса: дескать, он был не поэт-гражданин, а царедворец, угодник. Но как же так: ведь есть у него 'Властителям и судиям' - тираноборческие стихи в защиту угнетенных, высоко оцененные Ф.М.Достоевским и И.С.Тургеневым! Не был забыт Державин и поэтами 'серебряного века'. В.Ф.Ходасевич написал о нем целую книгу; О.Э.Мандельштам, сам переводчик Петрарки, восхищался державинским сонетом 'Задумчивость', тоже из Петрарки; державинская традиция безудержной поэтической эмоциональности чувствуется в стихах М.И.Цветаевой.

А какая гордая, державная фамилия у этого поэта! И имя архангелово: Гавриил. Недаром ему мнилось: 'Един есть Бог, един Державин'...



--------------------------------------------------------------------------------


ПАМЯТНИК

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,
Металлов тверже он и выше пирамид;
Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,
И времени полет его не сокрушит.

Так! весь я не умру, но часть меня большая,
От тлена убежав, по смерти станет жить,
И слава возрастет моя, не увядая,
Доколь славянов род вселенна будет чтить.

Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных,
Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал;
Всяк будет помнить то в народах неисчетных,
Как из безвестности я тем известен стал,

Что первый я дерзнул в забавном русском слоге
О добродетелях Фелицы возгласить,
В сердечной простоте беседовать о Боге
И истину царям с улыбкой говорить.

О муза! возгордись заслугой справедливой,
И презрит кто тебя, сама тех презирай;
Непринужденною рукой неторопливой
Чело твое зарей бессмертия венчай.


ШУТОЧНОЕ ЖЕЛАНИЕ

Если бы милые девицы
Так могли летать, как птицы,.
И садились на сучках,
Я желал бы быть сучочком,
Чтобы тысячам девочкам
На моих сидеть ветвях.

пусть сидели бы и пели,
Вили гнезды и свистели,
Выводили и птенцов;
Никогда б я не сгибался,
Вечно ими любовался,
Был счастливей всех сучков.


НА БАГРАТИОНА

О, как велик, велик На-поле-он!
Он хитер, и быстр, и тверд во брани;
Но дрогнул, как к нему простер в бой длани
С штыком Бог-рати-он.

---Назад---


Комментарии пользователей
Написать комментарий
Написать комментарий
Ссылки по теме:
ДЕРЖАВИН Гавриил Романович
ГОЛОВАЧ Платон Романович
ВОРОНЦОВ Александр Романович

Новости по темеДЕРЖАВИН Гаврила Романович:
ДЕРЖАВИН Гаврила Романович, фото, биография
ДЕРЖАВИН Гаврила Романович, фото, биография ДЕРЖАВИН Гаврила Романович Поэт, фото, биография
RIN.ru - Российская Информационная Сеть
СМИ

Криминал

Мода

ЗВЕЗДНАЯ ЖИЗНЬ

Политика

Театр

Герои

Государство

Искусство

Музыка

Спорт

Бизнес

Культура

Кино

Медицина

Фотомодели

Исторические личности

Наука

Общество

Люди на монетах

Бизнес

Литература

Письмо кумиру!
GUF (Гуф)
Комментариев: 865
АМИРОВ Саид Джапарович
Комментариев: 807
МЕЛЬНИКОВА Даша
Комментариев: 679
СЫЧЕВ Дмитрий
Комментариев: 514
Влад Топалов
Комментариев: 398
ДАФФ Хилари(Hilary Duff)
Комментариев: 385

 

 

 

 
Copyright © RIN 2002 - * Обратная связь